Лидии Никифоровне ПШЕНИЧНОЙ исполнилось 11 лет, когда началась Великая Отечественная война. Она вместе с родителями, сёстрами и братом проживала в деревне Будяки в Хиславичском районе Смоленской области. Жизнь в деревне шла своим чередом, никто не догадывался о надвигавшейся беде...

- Никто не объявлял, что началась война, - вспоминает Лидия Никифоровна. – Сами увидели перемены – с ужасом наблюдали, как немецкие самолёты со свастикой низко шли над деревней в сторону Москвы. Старики и дети остались в деревне, а молодёжь отправили окопы копать. В июне 1941 года деревню оккупировали гитлеровские войска, в ней обосновался карательный отряд.

Все побежали в лес – в деревне никого не осталось. Люди брали с собой вещи, забирали скотину.

Отца моего на фронт не взяли, он был ранен, и были отморожены ноги. Ему велели гнать колхозный скот через города Ярцево, Сафоново в Ельню. Немцы догнали, пришлось вернуться со стадом обратно. Пришёл в деревню – нас нет. Стал искать и нашёл. Вернулись в дом. Иногда задумываюсь, уж лучше бы отец на фронт ушёл, может, живой был. Два раза немцы его сильно избивали. Доставалось и нам, детям.

В нашей деревне жил учитель, еврей по национальности. Он учил мою старшую сестру и брата. Когда началась война, в городке Петровичи, где проживали преимущественно евреи, всех расстреляли, а он каким-то образом успел убежать, и скрывался рядом с нашей деревней, в сараях, где раньше держали скот. Отец знал о нём и помогал, но нам, детям, не рассказывал. Мама переживала: «Ой, Никифор, не ходи к нему, а-то и нас постреляют»… Донесли. Папу забрали. Мама пошла, на колени встала, стала просить, чтобы отца не губили, выпустили живого. Отпустили, но он месяца два не ложился, спал сидя, так сильно побили палками. Два раза и мы, дети, страдали от жестокости немцев.

Немцы не унимались, на чужой земле чувствовали себя полновластными хозяевами. У кого корова – носи молоко, сдавай им. Отца побили тогда за то, что он не собирал для них молоко. Приходилось мне относить им молоко в «горлачиках» (кувшинах), ведь банок не было. А я отолью молока младшей сестре, воды долью и несу. Немец подойдёт, посмотрит пристально и по ногам палкой водит: «Киндер, гуд-гуд-гуд». Вынес мне маленькую шоколадку, а я думаю: «Попей-попей – пропоносишься». Если ты не сдашь молока, будешь корову доить при нём. Одна женщина решила не всё молоко выдоить, а немец - под корову, проверил, что молоко есть, и палкой грозит. Тут уж будешь доить. Нам ничего не оставалось, как ходить на работу к немцам, выращивать зерно, косить сено и укладывать в стога. Но, признаться, не так немцев боялись, как полицаев – русских, служащих в полиции. Те лебезили перед немцами, пытались выслужить, получить похвалу, подражали им в жестокости и садизме.

Всё было страшно. Жить в оккупации вообще страшно, но нужно было выживать. Еды не было. Помню, с младшей сестрой ходили за 3 км от деревни, где была посадка липы. Наберём листьев, высушим и в ступе перетираем в зелёную муку. К муке добавляли немного воды и без жира запекали лепёшку на сковородке. Крошилась сильно. Ходили за ягодами. За счастье было весной найти прошлогоднюю картошку на колхозном поле. Дождь её вымоет, высохнет, и от выступившего крахмала она становилась белой. Мы с сестрой пошли в чужой колхоз, собрали корзину сухой картошки и уже мечтали, что приготовим лепёшки. Вдруг видим, паренёк идёт. Как он за корзину уцепился! Я за него! Держу корзину, из рук не выпускаю. Выдрала её, передала сестре, а сама его держу, чтобы сестра домой убежала. Стукнула по голове, а он до встречи с нами по кустам ходил и в гнёздах собирал яйца птиц, складывал в шапку. Эти яйца растеклись по лицу, он меня не видит, я и помчалась домой. Часто потом с сестрой вспоминали этот момент, смеялись.

Деревню освободили от оккупации в сентябре 1943 года, советские войска отвоевалиСмоленск. Но, когда немцы отступали, все дома в деревне спалили. Мы из леса наблюдали, как наш дом поджигали... Они-то думали, что теперь всю жизнь здесь будут жить, царями будут, а тут не получилось.

Пришли на пепелище. Ни вещей, ни одежды не осталось. Какое-то время жили в 6 км от нашей деревни у тёти, но потом вернулись в Будяки. Какую испытали радость, когда нам объявили, что война окончилась. Люди в деревню возвращаться стали. Нужно было колхоз поднимать, поля засевать, а зерна нет, собирали буквально по зёрнышку. Нечем было обрабатывать почву. Пересохшую землю перекапывали лопатой, и работали босыми ногами. А как радовались урожаям! Постепенно люди обживались, скот разводили в колхозах. Ведь не зря немцам приглянулся наш колхоз – «Коммуна им. Ленина», до войны он был первым на Смоленщине и самым крупным.

Деревню нужно было восстанавливать. Кто баню поставит, кто в землянке живёт. Так и свой дом отстраивали с нуля. Сами делали кирпичи для печи: нашли глиняное место, добавляли в глину воду и вымешивали массу босыми ногами. Делали ящик длинный с двумя отделами, плотно закладывали полученный сырец. Через два-три дня кирпичи подсыхали. Из них и выкладывали печь. Строили дом - брёвна на себе носили. Послевоенное время было трудным, но мы трудились с лёгким сердцем, зная, что наша страна освободилась от гнёта фашистских захватчиков. Как хочется, чтобы никто никогда такого не видел и не испытывал на себе. Чтобы все люди жили счастливо, чтобы все дети были здоровы.

Война не вернула домой многих родных семьи Пшеничных, многие жители деревни погибли.

В 1952 году Лидия Никифоровна познакомилась с будущим мужем Иваном Кирилловичем. У них родились дочь Людмила и сын Виктор. Сегодня моя героиня радуется тому, что внуки и правнуки живут под мирным небом. Проработав всю жизнь в сельском хозяйстве, она поздно ушла на пенсию. Людмила настояла на том, чтобы мама переехала с ней жить в Тольку, а затем в Красноселькуп, и вот уже семь лет Лидия Никифоровна знакомится с Крайним Севером. Иначе и быть не могло, ведь из родной деревни практически все жители разъехались жить в другие города.

Она бережно просматривает фотографии. Особенно ценна довоенная фотокарточка, где запечатлён её отец в окружении родственников и односельчан. На ней они молоды, веселы. На другой фотографии она с мужем и детьми. А вот Лидия Никифоровна с сестрой Марией, на другой – с детьми. Черно-белые карточки сменяются цветными, современными, с которых улыбаются внуки и правнуки.

К 9 Мая Лидия Никифоровна получила поздравительную открытку от Дмитрия Медведева, которую положила рядом с наградами. За успехи в труде в социалистическом соревновании она была награждена нагрудным знаком «Победитель социалистического соревнования 1974 года», а также юбилейными медалями к 50-летию и 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Мы не должны забывать, какой ценой была достигнута победа, какой ценой был сохранён мир. Нашему поколению стоит брать пример с ещё живых, и почитать уже ушедших от нас героев Великой Отечественной войны. Они подарили всем нам будущее. А без знания своего прошлого никогда не будет будущего. Вечная память героям ВОВ, и огромное спасибо им. Это меньшее из того, что можем сделать мы для них! Помнить!

(архив  редакции газеты "Северный край" 2012 г. автор И. Батарышкина)