Детство и юность Саши Аристова прошли в Татарии, в тихой деревушке Аргуновке. Родители трудились, как говорится, на ниве сельского хозяйства: пахали землю, держали скот. И жили по тем временам не столь уж и плохо. Были у Саши тогда сестры и братья. Все они отлично знали, что такое крестьянская работа и были хорошими помощниками отцу и матери. Это потом судьба разбросала их по разным городам и весям.

На службу в Красную Армию его призвали уже двадцатилетним в 1940 году. Служил в Ориенбауме под Ленинградом в артиллерии (поначалу была полковая школа).

Но обслуживать ему 120-миллиметровые пушки-гаубицы доводилось от случая к случаю, так как рядовому Александру Аристову пришлось служить во взводе управления. Проще быть разведчиком, узнавать, куда артиллеристам направлять удары по противнику, быть всегда на передовой линии огня. Так оно потом и было…

На всю жизнь он запомнил 22 июня 1941 года. Был выходной. Солдаты отдыхали, кто-то пошел на пруд: покупаться, позагорать под северным солнышком. Захотел побывать на пруду и Александр. Но прибежал посыльный: всех вызвали в казарму. Полк быстро, по-военному, собрался и пешим ходом двинулся из Ориенбаума в Ленинград. Узнав, что началась война с Германией, все были неразговорчивы, хмуры, подтянуты – знали: быть жестокому времени. И не ошиблись. Едва передохнувшему от похода полку прямо на одном из мостов города на Неве был дан приказ грузиться в вагоны и ехать в сторону фин¬ской границы, к Выборгу. Вместе с Александром ехали его друзья и товарищи по взводу: грузин Панчулидзе, украинец Петро Кириченко, белорус Валерий Линьков, русский Алексей Попов, татарин Фарах Ахметов – «интернационал» по словам Александра Тихоновича. Но самое главное, никто даже не задумывался об этом. Они ехали защищать свою Родину, которая называлась тогда СССР.

Александр Тихонович Аристов на всю жизнь запомнил первый бой, потери товарищей, напор тогда еще нахального и сильного врага. Ему довелось вместе с другими воинами своего полка и целых армий стоять на защите Ленинграда, бывать в то время в самом городе, видеть разрушения, трупы умерших от голода горожан прямо на улицах, отбивать натиск фашистов. Но их взводу не пришлось ходить непосредственно в атаки, у них была своя задача – разведка. Дело опасное, но на войне просто необходимое: знать, куда потом пальнуть гаубицам и «катюшам»…

Потом были Ржев, Бобруйск, Витебск. Седьмая армия, где служил Аристов, одной из первых вступила на землю Восточной Пруссии. За свой ратный труд командир взвода разведчиков, старший сержант Александр Аристов, был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». Есть у него и другие награды, медали за те города, которые освобождал их полк, в том числе и Прагу…

Хотя он имел полное право демобилизоваться ещё в 1945 году, но их, группу воинов, задержали еще на год в Ростове: надо было помочь собрать беспризорных детей. Дали им всего 9 вагонов, кухню, медиков, поваров и другую нужную для этой цели обслугу.

- Не могу без содрогания сердца вспоминать, с каким горем и трагедиями пришлось встретиться, — рассказывает Александр Тихонович. – Завшивленность, грязь, воровство – всё было.

Нелегко было начинать мирную жизнь после войны многим бывшим фронтовикам, в том числе и Аристову. Юность его прошла под свист пуль и разрывы снарядов, были и ранения, и контузии, которые долго тревожили тело и душу. Кем только ему не довелось быть: слесарем, дизелистом, замом в одной из северных экспедиций, снабженцем, рубил лес. В Тюменской области и Севере её он обосновался с 1950 года. По его трудовой книжке легко прочитать историю открытия, а затем освоения нефтяной и газовой целины.

(редакция газеты "Северный край" 2014 г.)