Борис СМИРНОВ в 1942 году оказался в пехотном училище, которое находилось в Москве, во Фрунзенском районе столицы, но его курсант Смирнов так и не закончил.

- Дали нам до срока звания младших лейтенантов, – рассказывает Борис Иванович, – и вперед, защищать Родину. До¬учиваться пришлось в боях.

Борису Смирнову довелось воевать на 4-м Украинском фронте в армии, которой командовал тогда генерал Петров. Где только не пришлось побывать взводу лейтенанта Смирнова, входившему малой единичкой в соединение под начальством отчаянного и умного полководца. Были они под Одессой, брали Дрогобыч, сражались под стенами древнего Станислава, прошли почти всё Закарпатье.

– Что было самым запоминающимся и тяжелым?

Смирнов не задумываясь, ответил:

– Отступление. Нет, мы не бежали – во всяком случае, наше соединение. Дрались отчаянно за каждый метр родной земли. Но враг был поначалу очень силен.

Что только не довелось увидеть солдату: героизм воинов, шкурничество и откровенное предательство. Если бы такого не было, фашисты, может быть, не были у стен Москвы и не дошли бы до Волги. Сказалось и то, что в тридцатые годы страна лишилась многих военноначальников: Сталин и его окружение не верили, что Гитлер столь вероломно нападет на нас – не было надлежащей подготовки для отпора врага.

Не раз бывал в основательных «переплетах» и сам Смирнов. Особенно запомнился ему один из эпизодов, когда их часть забросили в тыл фашистских войск. Со своей задачей солдаты справились успешно, но немало их там и полегло. Оставшиеся с трудом прорвались через линию фронта, унося раненных. Среди них был и Борис. Вылечился – и опять в бой.

Но в Карпатах, по выражению Бориса Ивановича, его так «двинуло», что ему пришлось восемь месяцев проваляться на больничной койке. Думал, не выживет, останется слепым. Но крепкий организм превозмог и эту невзгоду.

Война продолжалась. И он снова был призван в армию. На этот раз на нестроевую службу: охранять военно-санитарный поезд. Главное его назначение – вывозить раненых из пекла сражений в тыл.

- Передали мне тогда, — вспоминает Борис Иванович, — 14 солдат и приказали: «Смотри, старший лейтенант, чтобы порядок был, нападения отбивай, особенно банд опасайся». Ответил я: «Слушаюсь!» – и приступил к своим новым обязанностям…

Куда только не ходил этот военно-санитарный поезд! Чаще всего в Румынию и Польшу. А там были и друзья, и недруги. Пытались враги за этим поездом охотиться. Больше всего банд-формирований орудовало на польской территории, они и порывались подорвать санитарный поезд. К счастью, шел он тогда порожняком. И всё же на воздух взлетела в тот момент железнодорожная станция, а у поезда – продуктовый вагон и вагон-пульман. Остальное осталось целым, и ВСП продолжал выполнять свою благородную миссию.

Завершилась победой Великая Отечественная война. Военно-санитарный поезд, коллектив его врачей, фельдшеров, санитарок и сам водительский состав машинистов, охрану расформировали в Ленинграде. Но с военными, и прежде всего с офицерами, командование не спешило расставаться. И старший лейтенант Борис Смирнов попадает на один из ремонтно-механических заводов. Оттуда он и демобилизовался в 1947 году. А было тогда Борису всего 21 год.

(редакция газеты "Северный край" 2014 г.)